Жизненный кризис. Как его преодолеть?

Как сказал кто-то мудрый, «строительство дороги к успеху не ведает завершения». Если только стройка не замораживается вследствие какого-нибудь кризиса. Нет, не глобального мирового, а нашего собственного, родного. Пусть и не столь масштабного, но оттого не менее значимого. Пахнущего валерьянкой и пепелищем крушения надежд. А ведь, по сути, это и есть тот этап, который заставляет собрать себя по клочкам, с тем чтобы наконец начать жить, а не выживать…

Что вы сделаете, если у вас не будет работы (денег, квартиры, друзей, любимого пса)? Сляжете с инфарктом? Это неправильный ответ! Правильный: вы займетесь самосовершенствованием. Примерно к этому (если, конечно, слегка упростить и «пошкрябать» глянец) сводится тема «полезного негатива», этакой теорииперевертыша, которая на волне экономических неурядиц — или весеннего авитаминоза? — все больше входит в моду. Это и понятно: ведь когда устаешь «бороться с депрессией» посредством йоги и ароматерапии, а заодно гадать, зачем нужны все эти массовые увольнения, дожди и нагадившие на ковер животные, весьма кстати вдруг оказывается вывод, что они — как щука в реке: нужны, чтобы карась не дремал! Особо заядлые оптимисты  даже сочинили оду кризису: он-де научит наслаждаться духовной пищей, подстегнет личностный рост и даст творческий импульс. Вас с работы выгнали? А вы пишите картины! Или пойте. Или войте. Главное, из всего извлекайте пользу. И будет вам позитив.

 
По мнению ученицы Зигмунда Фрейда и классика психоанализа Карен Хорни, подобные предписания опасны тем, что приводят к невротическому конфликту.
«Потребность в совершенстве — самая радикальная, — отмечает она в книге «Невроз и рост личности». — Эта потребность не удовлетворяется чем-либо меньшим, чем переделка всей личности в идеал. Подобно Пигмалиону Бернарда Шоу, невротик ставит целью не просто отретушировать и приукрасить творенье, а создать некое совершенство, соответствующее особенностям надуманного им идеального образа…»
По мысли Хорни, достичь сей невероятной цели невротик пытается посредством долженствований и табу, выраженных в формулировках «Нельзя» и «Надо».
Причем многие требования к себе настолько фантастичны, что их не может воплотить ни один человек из плоти и крови. Чем они вредны? Тем, что в конечном итоге приводят к комплексу вины и отчуждению от самого себя.
«С сотворения «идеального Я» начинается бой гордыни с «реальным Я»… — отмечает Хорни. — Невротик бессознательно говорит себе: «Забудь о том никудышном существе, которым ты являешься сейчас. Вот каким тебе быть Надо…»

 
Держать в узде эмоции, помимо прочего, еще и опасно для здоровья. На этом и основывается психосоматическая медицина.
Так, в книге психолога, доктора физико-математических наук в области системного анализа Ирины Малкиной-Пых «Психосоматика. Новейший справочник психолога» рассматриваются вопросы соматизации подавленных переживаний, а также методы их диагностики и коррекции. Автор развивает концепцию «личностей риска», согласно которой людям, склонным к тем или иным заболеваниям, свойственны общие психологические черты и формы защиты. Например, «склонность к отстранению от реальности наряду с недостаточной способностью к восприятию и словесному описанию своих эмоциональных переживаний в ходе экспериментов были выявлены у людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, с предрасположенностью к инфаркту».
В книге Малкиной–Пых собраны самые разнообразные техники работы, направленные на то, чтобы выявить подавленные эмоции и тщательно скрываемые проблемы.

 
О том, что человек «продвинулся» на пути подавления эмоций и своего истинного «Я», пишет и Эрих Фромм в работе «Бегство от свободы».
Создатель гуманистической психологии отмечает, что человек боится осознать свои истинные потребности. А потому даже те редко возникающие сомнения — а нужно ли нам в действительности то, к чему мы так самоотверженно стремимся, и «не гонимся ли мы за тем, что нам вскоре надоест», — принято списывать на дурное настроение и «депрессию».
«Смутное понимание правды, что человек живет в состоянии иллюзии, будто он знает, чего хочет, тогда как он хочет того, что должен хотеть в соответствии с общепринятым шаблоном, — пишет Эрих Фромм, — уводит нас от мысли о том, что уяснить свои подлинные желания гораздо труднее, чем кажется большинству из нас. Это одна из труднейших проблем человеческого бытия».
По Фромму, один из путей к исцелению лежит через понимание (а точнее, принятие) эмоций. «В наши дни идеал состоит в том, чтобы жить и мыслить как раз без эмоций. «Эмоциональность» стала синонимом неуравновешенности или даже душевного нездоровья. Приняв этот стандарт, индивид чрезвычайно ослабил себя: его мышление стало плоским. Вместе с тем, поскольку эмоцию нельзя подавить до конца, они существуют, но в полном отрыве от интеллектуальной стороны личности. Результат — дешевая сентиментальность, которой кормятся миллионы изголодавшихся… у кино и популярной песенки».

 
Пожалуй, самое удивительное во всем этом то, что строки, написанные классиками более полувека назад, звучат, будто речь идет о наших современниках. Возможно, для кого-то обращение к этому поистине бесценному наследию станет шагом на пути преодоления кризиса.

Автор: Дарья Ефремова

Источник: Психология

Редактировал: Олег Мартынов

 

Оставить комментарий

Вы должны войти для комментирования.